Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

Каждый день

Добрый день!

Добро пожаловать в мой блог  "Москва моя"!
Он, конечно, посвящен Москве, истории и событиям, москвичам.
Конечно, здесь есть просто интересное и веселое. Одна из меток - Великий Могучий Русский Язык.
За год моего отсутствия в ЖЖ я занимлась развитием своей школы этикета и коммуникативных навыков, поэтому некоторые посты будут посвещены этой теме.

Надеюсь, Вам здесь будет интересно.

Буду рада, если Вы добавите меня в друзья :)
Москва
Каждый день

Родина брейк-данса

Принято считать, что родина брейк-данса Америка. НО! В русском народном танце гораздо больше элементов нижнего и верхнего брейка, чем в любом другом народном танце.
А вы умеете танцевать? Гопак, цыганочку, дробушки?
Захотела научится, но не знаю, где взрослых обучают...

Каждый день

Легенды о Консерватории (продолжение)

Ещё в фойе Большого зала Консерватории находится знаменитое полотно И.Е.Репина «Собрание славянских, польских и чешских композиторов». Как оказалось, история этого полотна тоже весьма интересна.

Sobranie

Изначально полотно создавалось для ресторана «Славянский базар» на Никольской улице.

Сначала ресторатор А.А. Пороховщиков (кстати, предок известного актера А.Ш. Пороховщикова) для украшения недавно открытого им заведения обратился к К.Е. Маковскому, тот уже начал становиться известным и в делах коммерческих оказался крайне несговорчивым. Тогда по рекомендации В.В. Стасова заказ принял Илья Ефимович Репин. Художник только недавно женился на своей 17-летней супруге, поэтому был рад заработать на ленточки-чулочки. Именно создание этого четырехметрового полотна на тему выдающихся русских и польских композиторов и стало тем самым первым коммерческим заказом и аргументом переселиться в Москву тогда еще мало известного 28–летнего художника.

Список композиторов для картины составил Н.Г. Рубинштейн – глава московской консерватории того времени. В предложенный им «музыкальный Пантеон» вошли музыкальные таланты России и Польши 18 и 19 веков. Но, к большому удивлению Стасова, Рубинштейн по своим личным мотивам и «завистям» не стал включать в список своих современников — Бородина и Мусоргского (с последним из которых, кстати, И.Е. Репин уже успел подружиться и в последствии (в 1881 году) написал его предсмертный портрет, всем известный).

portrait-of-m-p-musorgsky

И.Е.Репин. Портрет М.П.Мусоргского. 1881. Третьяковская галерея

Но Пороховщиков отчего-то с Рубинштейном был солидарен, и запретил «мести в картину всякий мусор» (цитата, между прочим!).

Репина все время подгоняли со сроками, на что он злился и отрабатывать обещанные ему 1500 рублей за картину в таких нервотрепках не желал. Ведь с натуры им были написаны лишь Балакирев, Римский-Корсаков, Направник и Рубинштейн, а остальные композиторы, заявленные в списке, преимущественно уже покоились с миром. Их Репину пришлось писать с фотографий, дагерротипов и изображений, который для него с большим трудом доставал Стасов. Обладая авторитетом и связями он лично обивал пороги домашних архивов композиторских семей, библиотек и редакций газет. В общем, спустя несколько месяцев, в том же 1872 году, полотно было исполнено и состоялось торжественное открытие ресторана.

Всем все нравилось – и хлеб, и зрелища (устрицы и живопись). Недовольный ходил только И.С. Тургенев – его коробило от соседства на 4-х метрах всех представителей музыкальной культуры разом – и живых, и мертвых, и как Репин его не уговаривал, напоминая про Парижскую 26-метровую панораму, созданную Деларошем для Парижской академии художеств, где были запечатлены Рембрандты, Рубенсы, Веласкесы и Фрагонары, Иван Сергеевич остался при своем мнении.

Кстати, в 1880-х Третьяков хотел купить картину для своей галереи, но Пороховщиков запросил за нее огромную сумму, а на такие траты замоскворецкий купец не рассчитывал, ну и закусив обиженно губу, больше в «Славянский базар» обедать не ходил. Ну а потом, уже в 20-м веке, на мой взгляд совершенно справедливо, полотно обрело дом в стенах Московской Консерватории.
Каждый день

Легенды Консерватории

Вы давно были в Большом зале Консерватории на Никитской?
Я вовсе не призываю вас «окультуриваться», начать разбираться в классической музыке и отличать манеру исполнения. Это, конечно, здорово. Но я о … живописи! Вот как J
Помните овальные портреты композиторов, украшающие стены зала? Нашла про них любопытную историю, почти сплетню.
Как вы знаете, Большой зал Консерватории был открыт в 1901 году. В этом же году и решено было украсить зал серией портретов великих композиторов. Почему-то было решено поручить исполнение Евгению Соколову, известному как мастер художественных почтовых открыток. Как ему, мастеру миниатюрной графики, удалось справиться с заданием, мы до сих пор можем оценить . Все эти портреты находятся в залах, и в подписях к фамилиям изображенных содержатся еще дореволюционные «ери» и «яти»! Ну почти. У всех — кроме 4-х...
В 1953 году Иосиф Виссарионович Сталин увидел «упущение» Дирекции Консерватории и постановил, что необходимо добавить в «музыкальный Пантеон» западных композиторов -революционеров, ну и наших, так сказать, «прогрессивных» (имелось ввиду деятелей «Могучей кучки»). Таким образом, для сохранения общего числа портретов было решено убрать совершенно аполитичных Глюка, Мендельсона, Листа и «кого-то четвертого» (его портрет так и не нашли с того времени). Их место в итоге заняли: Мусоргский, Бородин, Римский-Корсаков, а за революционера-западника вполне сгодился Фредерик Шопен (нашли у него революционную сюиту, что ли).
Знатоки наверняка отличат эти замещающие портреты по манере писания, ну а простым смертным можно отличить их по… орфографии! Фамилии новых героев написали уже на современном русском языке. Исключение составил лишь Римский – Корсаков, у него часть фамилии написана согласно дореволюционным правилам. Такая вот история...
Консерватория
Каждый день

Правило 10000 часов / Откуда берутся выдающиеся достижения

Во всем нужна сноровка, закалка, тренировка...

Постоянный автор журнала New Yorker Малкольм Гладуэлл опубликовал прошлой осенью свою третью книгу. Как и две предыдущие («Озарение» и «Переломный момент»), она сразу вошла в список бестселлеров New York Times. На этот раз Гладуэлл взялся доказать, что гениями не рождаются, а становятся в результате упорных занятий любимым делом. Кому не понравится такая теория?

То, что мы называем талантом, — результат сложного переплетения способностей, благоприятных возможностей и случайно полученного преимущества. Если белые вороны выигрывают благодаря особым возможностям, подчиняются ли эти возможности какой-нибудь закономерности? Как выясняется, да.
Двадцать лет назад психолог Андерс Эриксон вместе с двумя коллегами провел исследование в Академии музыки в Берлине. Студентов-скрипачей разделили на три группы. В первую вошли звезды, потенциальные солисты мирового класса. Во вторую — те, кого оценили как перспективных. В третью — студенты, которые вряд ли могли бы стать профессиональными музыкантами, в лучшем случае — учителями музыки в школе. Всем участникам задали один вопрос: сколько часов вы практиковались с того момента, как впервые взяли в руки скрипку, и до сегодняшнего дня?
Почти все студенты начали играть примерно в одном возрасте — лет в пять. Первые несколько лет все занимались около двух-трех часов в неделю. Но лет с восьми стали проявляться различия. Лучшие студенты упражнялись больше всех остальных: к девяти годам по шесть часов в неделю, к двенадцати по восемь часов, к четырнадцати по шестнадцать, и так до двадцати лет, когда они стали заниматься — то есть целенаправленно и сосредоточенно совершенствовать свое мастерство — более чем по тридцать часов в неделю. К двадцати годам у лучших студентов набиралось до 10 000 часов занятий. В багаже середнячков было 8000 часов, а у будущих учителей музыки — не более 4000.
Затем Эриксон с коллегами сравнили профессиональных пианистов и пианистов-любителей. Была выявлена та же закономерность. Любители никогда не занимались более трех часов в неделю, поэтому к двадцати годам у них за плечами было не больше 2000 часов практики. Профессионалы, напротив, каждый год играли все больше и больше, и к двадцати годам каждый из них имел в багаже по 10 000 часов упражнений.
Любопытно, что Эриксону не удалось найти ни одного человека, который добился бы высокого уровня мастерства, не прикладывая особых усилий и упражняясь меньше сверстников. Не были выявлены и те, кто вкалывал изо всех сил, но не вырвался вперед просто потому, что не обладал нужными качествами. Оставалось предположить, что люди, способные поступить в лучшую музыкальную школу, отличались друг от друга лишь тем, насколько упорно они трудились. И все. Кстати, лучшие студенты работали не просто больше, чем все остальные. Они работали гораздо больше.
Мысль о том, что достичь мастерства в сложных видах деятельности невозможно без обширной практики, не раз высказывалась в исследованиях по профессиональной компетенции. Ученые даже вывели волшебное число, ведущее к мастерству: 10 000 часов.

Надо отметить и еще одну интересную деталь: 10 000 часов — это очень-очень много. Молодые люди не в состоянии в одиночку наработать такое количество часов. Нужны поддержка и помощь родителей. Бедность — еще одна преграда: если приходится подрабатывать, чтобы свести концы с концами, времени на интенсивные занятия просто не остается.

«Битлз» — Джон Леннон, Пол Маккартни, Джордж Харрисон и Ринго Старр — приехали в США в феврале 1964-го, положив начало «британскому нашествию» на музыкальную сцену Америки и выдав целую серию хитов, которые изменили звучание популярной музыки.
Сколько времени участники группы играли, прежде чем попали в Соединенные Штаты? Леннон и Маккартни начали играть в 1957-м, за семь лет до прилета в Америку. (Между прочим, со дня основания группы до записи таких прославленных альбомов, как «Оркестр Клуба одиноких сердец сержанта Пеппера» и «Белый альбом», прошло десять лет.) А если проанализировать эти долгие годы подготовки еще тщательнее, то история «Битлз» приобретает до боли знакомые черты.
Вот что Леннон рассказывал о выступлениях в гамбургском стриптиз-клубе «Индра» в интервью после распада группы:
«Мы становились все лучше и набирались уверенности. Иначе и быть не могло, ведь нам приходилось играть вечера напролет. То, что мы играли для иностранцев, было весьма кстати. Чтобы достучаться до них, мы должны были стараться изо всех сил, вкладывать в музыку душу и сердце.
В Ливерпуле мы выступали в лучшем случае по часу, да и то играли только хиты, одни и те же на каждом выступлении. В Гамбурге нам приходилось играть по восемь часов кряду, так что хочешь не хочешь, а надо было стараться».
Восемь часов?
А вот что вспоминает Пит Бест, бывший в ту пору ударником группы: «Как только становилось известно о нашем выступлении, в клуб набивались толпы народа. Мы работали семь вечеров в неделю. Поначалу мы играли без остановки до полпервого ночи, то есть до закрытия клуба, но, когда стали популярнее, публика не расходилась и до двух часов».
Семь дней в неделю?
Суровая школа Гамбурга — вот что отличало группу «Битлз» от всех остальных.
«Они уезжали, ничего собой не представляя, а вернулись в прекрасной форме, — пишет Норман. — Они научились не только выносливости. Им пришлось выучить огромное количество песен — кавер-версии всех произведений, какие только существуют, рок-н-ролльных и даже джазовых. До Гамбурга они не знали, что такое дисциплина на сцене. Но вернувшись, они играли в стиле, не похожем ни на один другой. Это была их собственная находка».

Путь многих других "гениальных знаменитостей" можно проследить, и вы найдете там упорный труд и желание совершенствоваться.

Читайте подробнее на Forbes.ru: http://www.forbes.ru/forbes/issue/2009-04/7255-pravilo-10000-chasov

А вы готовы заниматься чем-то с таким же упорством?
Каждый день

Лето в ZIL

Для тех, кто лошадками предпочитает музыку – добро пожаловать в эту субботу на площадку перед летней сценой Культурного центра ЗИЛ. Здесь пройдет второй музыкальный фестиваль в рамках программы «Лето в ZIL». Публику ожидают выступления таких групп, как «Синекдоха Монток», weloveyouwinona и Cheese People.


В рамках первого музыкального фестиваля на сцене ЗИЛа уже «засветились» Retuses, Everythihg is made in China, АлоэВера и More Money. Теперь по стопам этих талантливых ребят предстоит пойти исполнителям авангардного ретро из «Синекдоха Монток», брит-поп группе weloveyouwinona, участникам которой уж довелось поработать с саунд-продюсером Florence and the Machine, а также звездной группе отечественной инди-музыки Cheese People, прославившейся благодаря своему хиту «Ua-a-a».

Единственным разрешенным «допингом» на территории, где пройдет концерт, будет только музыка – распитие алкоголя и курение здесь запрещено. Хорошо, что музыкой участников фестиваля можно наслаждаться, даже сохраняя трезвость ума.

Гости фестиваля также смогут развлечь себя настольными играми Hobby World, скинуть фотоотчеты о событии в социальные сети, используя бесплатный wi-fi, а также изучить возможности «Конструктора настроения» – инсталляции от творческого коллектива ВАРЕНЪЙЕ.

20 июля, 17:00–22:00
Культурный центр ЗИЛ, ул. Восточная, 4, корп. 1
Вход свободный!
Зил